Иконография

Донской образ Пресвятой Богородицы представляет собой 2-стороннюю икону (размер 86Х68 см): на лицевой стороне – изображение Богоматери с Младенцем, на обороте – Успение Пресвятой Богородицы. В нижней части иконной доски находится углубление для святых мощей, закрытое воском после реставрации [1].

Донская икона считается одним из вариантов иконографического типа «Умиление», Елеуса (греч. Eleousa- милостивая, милующая) [2]. Однако в ряде стилистических черт явственно заметны черты иконографического типа  Богоматери  Одигитрии.

Особенность извода Донской иконы – согнутые в коленях обнаженные ножки Младенца, поставленные на запястье левой руки Богоматери. Левой рукой Она касается спадающих складок одежды Сына. Христос правой рукой двуперстно благословляет, в левой руке, опущенной на колено и прикрытой гиматием [3], держит свернутый синий свиток.

Охряные хитон и гиматий Младенца выполнены пробелом инакопью [4], на левом плече – широкая синяя полоса клава. Свиток, который Иисус держит в руке, скреплен золотым шнурком, а многочисленные спадающие складки одежд младенца левой рукой поддерживает Мария.

Нимбы и фон изначально были золотые, и хотя утрачены были первоначальный золотой фон иконы и вызолоченные нимбы над головами Иисуса и Марии, но одежды и лики фигур достаточно хорошо сохранились.

Мафорий [5] Богоматери выполнен в преобладающих вишнёво – коричневых тонах с золотыми каймой и бахромой, традиционно украшен символом приснодевства – тремя золотыми звездами и золотой каймой с бахромой. Чепец и зарукавья хитона ярко-синие. Завершает одеяние синий чепец на голове Марии.

На Донской иконе шея Богоматери раскрыта и читается вместе с лицом. Такой мотив в иконописи – редкое явление. Этот малозначительный, на первый взгляд, элемент приближает нас к искусству Италии.

Всем своим образом Богородица указывает на предвидение трагической судьбы для своего сына. Однако лицо ее отражает не столько печаль, сколько внутреннюю просветленность. Это особенно подчеркнуто несвойственной подобным иконам мягкостью оттенков, которую автор достиг с помощью особого «певучего» цвета в сочетании с размашистыми мазками драгоценной ляписной лазури и умелым использованием тонких плавных линий.

Близкие к Донской иконе варианты «Умиления» встречаются в византийском искусстве. Возможным прототипом этой иконы был мозаичный образ Богоматери в кафоликоне монастыря Хора в Константинополе (ок. 1316-1321 гг.) [6], [7], [8].

Далеко выходя за рамки византийской школы, иконописец в лике Марии для усиления жизненности и экспрессии применил асимметрию в расположении рта и глаз, расположив их по сходящимся осям и немного сдвинув рот вправо. Цветовая палитра Донской иконы очень густая, невероятно насыщенная, и это отличает её от общих направлений как новгородской, так и византийской школ иконописи того периода.

Словом, Донская икона Божьей Матери настолько же уникальна и неповторима, как и Владимирская Богоматерь или мозаика Деисуса в Софийском соборе в Константинополе.

Оборотная сторона Донской иконы являет образ «Успение Богородицы», который, несмотря на прошедшее время, удивительно хорошо сохранился. Эта сторона иконы выдержана в несколько более драматичной и темной гамме с абсолютным преобладанием синих, темно-зеленых и шоколадно-коричневых тонов в контрасте с розовато-красными, водянисто-голубыми и золотисто-желтыми цветами. Другими словами, образ на обороте более импульсивный и темпераментный, но одновременно интимный и непосредственный, что выделяет его из многообразия Успений того периода.

Композиция Успения полностью лишена таких традиционных сюжетов, как плачущие женщины или несение ангелами апостолов, вместо этого в центральную часть помещена укрупненная фигура Иисуса Христа. По сторонам “славы” стоят два святителя, обращенные к Христу, с полураскрытыми Евангелиями в руках. Слева – Иаков, брат Господень, епископ Иерусалимский, справа – Иерофей Афинский, ученик апостола Павла. По сторонам ложа Богоматери двумя группами располагаются скорбящие апостолы. Слева, впереди группы апостолов, стоит Петр (голубой хитон, желтый гиматий). За фигурой Петра – апостол Иаков Алфеев (?) в темно-вишневом плаще. В просвете между фигурами едва видна голова молодого апостола (Фома ?). За ложем – голова Иоанна Богослова. За ним, левее, – апостолы Варфоломей в красном и Матфей в зеленом гиматии. Справа у ложа стоит апостол Павел (пурпурно-лиловый гиматий и синий хитон). За ним, правее, фигура безбородого апостола в красном плаще (Филипп ?). Левее, за ложем, – Андрей в светло-синем хитоне и гиматии зеленого цвета. Сзади правую группу апостолов замыкают фигуры склоняющихся друг к другу чернобородого Марка в пурпурном плаще и Луки в голубом, за ними справа – Симон в коричневом плаще.

У изголовья смертного одра Богородицы горит одинокая свеча, символизирующая угасание праведной жизни.

Время написания иконы  «Донской  Богоматери» точно не установлено. Однако можно заметить, что лицевая сторона иконы ближе всего подходит к типу икон благовещенского чина, приписываемых Феофану, стиль же «Успения» ближе всего к волотовским и федоровским фрескам.

_____________________________________________________________

[1] Донская икона Божией Матери. http://www.pravenc.ru/text/178950.html

[2] Впервые появляется в византийской иконографии Богоматери в XI в. на печатях, когда в традиционный образ Одигитрии вносится изменение в положении поворота головы Богоматери к Младенцу, что послужило развитию нового типа иконографии, выразившейся в появлении образа Умиления, в котором Богоматерь и Младенец взаимно обращены друг к другу.  Филатов В.В. Краткий иконописный словарь. М.: Просвещение, 1996. С. 58.

[3] Там же. Гиматий (греч.

gumation – плащ). Прямоугольный длинный кусок ткани, надеваемый поверх хитона. С. 46.[4] Там же. Пробел инакопью – термин русских иконописцев: исполняется листовым золотом, закрепленным на поверхности живописи асистом. С. 148.

[5] Там же. Мафорий (греч. mafo/rion) Большое покрывало на голову, окутывающее почти всю фигуру. По краям украшен каймой и бахромой. С. 107.

[6] Гусева Э.К. К вопросу об иконографическом прототипе Богоматери Донской // 18 Междунар. конгресс византинистов: Резюме сообщ. М., 1991. Т. 1. С. 420–421.

[7] Eadem. Our Lady of the Don: On the Question of an Iconographic Prototype // Acts XVIIIth Intern. congress of Byzantine Studies: Selected Papers. Shepherdstown, 1996. Vol. 3. P. 103–108

[8] Гусева Э.К. Об особенностях изображения икон Богоматери в акафистных композициях собора Рождества Богородицы Ферапонтова мон-ря // Древнерус. и поствизант. искусство: 2-я пол. XV – нач. XVI в. М., 2005. С. 277–278. Примеч. 50-53.